30.8.16

А душа ответа просит на мучительный вопрос…

Сергей Коробейников

        Сегодня, 30 августа, у Сергея Коробейникова день рождения. Ему исполняется 25 лет. Вот такой маленький юбилей.    Эта статья о нем была написана года три тому назад.В одной из местных газет была напечатана в несколько измененном виде. Сегодня мы   публикуем её в первоначальной версии.  










 Можно было бы сказать, что с тех пор Сергей немного повзрослел, если бы не одно обстоятельство - в начале этого года ушла из жизни Людмила Коробейникова - мама Серёжи. А такие утраты делают человека взрослее на целую жизнь. Говорят, наши близкие, уходя с земли, становятся нашими самыми верными ангелами-хранителями.  Хотелось бы верить, что это так, во всяком случае, в памяти сына она останется навсегда самым дорогим, самым  щемящим воспоминанием.
В поэтическом  клубе  «Серебристый грифон» Сережа появился впервые, когда ему было лет 13 – 14. 

Незадолго до этого мы, взрослые люди – библиотекари  и члены поэтического клуба – с большим  вниманием и неподдельным интересом прочли его книжечку  стихов в формате «самиздат». Потому  и смотрели на светловолосого, кудрявого, немногословного отрока  с нескрываемым удивлением. Мысли, образы, настроения в его стихах совсем не детские… Внятный ритм, понятные, изложенные литературным языком истории отношений и чувств.
    …Унеси меня, ветер, туда,
        Где церквушка стоит без креста,
        Заколочена наглухо дверь
        И в нее не пробиться теперь…
Стихи, в большинстве своем, были заметно выше уровня подросткового творчества. Чувствовалась одаренность. Но, к сожалению, Державина среди нас не нашлось. Кудрявый отрок отвечал на наши вопросы то ли неторопливо, то ли неохотно.  Мы высказали ему свое одобрение,  где-то даже восхищение и заговорили о своем. Тут Сергей заметно оживился. Стало понятно, что в центре внимания он чувствует себя не слишком комфортно. А покинув этот центр,  словно обретает свободу.
 Поэтический марафон – 2007. Село Балтым –  родное село Сергея Коробейникова. Берег небольшой, но очень живописной речушки Балтымки, на берегу которой стоят Храм Александра Невского и Балтымский сельский клуб-библиотека –  этакий сказочный теремок –   деревянная  сцена и скамейки для зрителей под открытым небом, само небо – чистое, голубое, с редкими пушистыми облачками – лучшей декорации для поэтического марафона в Пушкинский день и не придумать!



Спит село усталое,
Окна не горят.
На церковной звоннице
Спят колокола.
День к закату клонится,
Звёзды ночь зажгла.

…А когда солнце встало над  Балтымом, на берегу реки собрались поэты отметить день рождения  Солнца российской поэзии. Стихи и песни  эхом  раздавались  в округе,  и слышали  их не только чинно сидящие на скамейках   жители села, но и купающиеся в реке, и загорающие на противоположном берегу отдыхающие… Сергей пришел на тот марафон, но предпочел остаться зрителем и слушателем.

  На следующий год погода загнала-таки   внутрь клуба. Это ничуть не испортило встречу, которую ждали весь год. Дружной, тесной компанией сначала мы читали стихи и пели песни, потом за чаем,  долго говорили о поэзии, о смысле жизни, о наболевшем. Сережа был среди участников, стихов своих упорно не читал, но говорил. О чем – не помню. Помню, как вдумчиво и обстоятельно, с какой-то глубинной мудростью  он отвечал на наши вопросы. 
Поэты – люди разного возраста. Кроме любви к поэзии и прекрасному вообще, их объединяет неистощимый интерес к интеллектуальному общению. Вслушиваясь в  размышления вслух Сергея, они притихли. Затем посыпались вопросы… Вопросы, как сказал бы философ, экзистенциальные – о вере, о Боге, о месте Бога и творчества в жизни человека. Часто они были обращены к Сергею, и, наверное, не случайно: он в это время уже несколько лет служил в Балтымском Храме Александра Невского звонарем, и нам, неискушенным, как сказал кто-то – в силу житейского идиотизма,  казался ближе к Богу.

Впервые  Сергей  прочёл свои стихи на очередной встрече в поэтическом клубе.    Местное телевидение делало сюжет для новостной программы  и снимало не только саму встречу, но и короткие интервью с поэтами. Режиссер съемочной группы спросил его тогда:
 – Сергей, вам говорили когда-нибудь, что вы похожи на  вашего тезку, Сергея Есенина? И что для вас этот поэт?
Сергей:
    – Это мой любимый поэт. Когда-то я играл   роль Есенина в школьном спектакле. Тогда все решили, что я на него похож…».


Я видела фотографии Сережи в этой роли. Действительно, похож. Правда трубка в зубах мальчика 12 – 13 лет выглядела забавно.

 Утомлённый город тихо засыпал,
На дворе кружилась бешено метель.
Тихо ангел колыбельную играл,
Сжав губами золочёную свирель.

Звуки нежные пронзали тишину—
Так божественна мелодия была.
В эту ночь, прильнув к холодному окну,
Я смотрел, как в небесах луна плыла…

Поэзия в жизни Сергея была не единственным моментом творчества. Их класс однажды оказался на экскурсии в Свердловской киностудии. А после неё детям предложили сняться в небольших сюжетах, немного напоминающих кинопробы. Возможно, это и были кинопробы, потому что через месяц Сереже позвонили с киностудии и пригласили на съемки. В единственном игровом фильме  екатеринбургского режиссера-документалиста Владимира Попова «Дом на качелях» Сергей сыграл одноклассника главной героини Геры – Дормидонтова. По его словам, он лишь на 50% сыграл себя («Куда же от себя денешься?»). Остальное – совсем другой человек. . В фильме я ни разу не услышала его имени… Только эта, немного старомодная, смешная  фамилия. По сценарию он в конце фильма погибает. Но в готовый фильм вошел совсем другой финал – не такой прямолинейный.
        Чтобы понять, к какому интересному, неординарному режиссеру попал Сережа, надо посмотреть его фильмы. Жанр их сложно определить. Артистов в этих фильмах нет. Но и    документальным   это кино назвать трудно. Вроде реальные живые люди, но концентрация  сюжета,  его повороты, интрига и неожиданность развязки напоминают игровое кино. На самом деле это жизнь, снятая с такого ракурса, на который обычно она наблюдателей не подпускает. Как это удаётся  В. Попову – знает только он. «Дом на качелях»  наоборот       создаёт иллюзию документальности. Это история, по- моему, о том, что все мы родом из нашего детства, из наших детских страхов, недолюбленности, эмоциональной заброшенности.
         Обстановка в семье, одиночество в ней, в школе, во дворе, общение со сверстниками, переживающими проблемы переходного возраста... Всё  подталкивало главную героиню Геру к полету в никуда… В заключительных кадрах она поднимается на крышу дома, надев самодельные бумажные крылья.   Дормидонтов  – единственное светлое существо в фильме. Он трогателен и забавен в своей непосредственности и открытости. С ним Гера делилась своими планами, показывала картины, рассказывала сочиненные сказки.  Видимо, ему значительно больше повезло с родителями. Еще ребенок, только приближающийся к  возрасту подростков с их жестокими играми,  он   пытается отговорить Геру от опасного шага. У него не получается. И он устремляется за героиней на крышу.

      Над городом в зенит я крылья расправляю
И пусть простит толпа мой дерзостный полет.
Мне ничего не жаль. Я небу доверяю.
Оно меня в рассвет за птицами зовет.
Ах, крылья за спиной, как вам нужна свобода!..
А снизу мне кричат: «Эй, парень, не рискуй!»,
Но манит меня ввысь надмирность небосвода
И ветер дарит мне воздушный поцелуй...

         По словам Сергея, в первом варианте Дормидонтов гибнет, сорвавшись вниз.    Но худсовет не принял этот вариант. Фильм заканчивается тем, что Гера, сидя на крыше, гладит котенка…  Толика тепла и относительная свобода. Конец чего-то... И начало...
        Сегодня Сергей каждый день поднимается на колокольню Балтымского Храма Александра Невского. Раннее утро. Село спит. Только - только начинает просыпаться солнце. Колокольный звон разнесется по туману над речкой, по ближнему лесу, доберётся до соседнего города... Или это вечер, когда окрестности затихают, загораются звёзды в небе, окна в домах, фонари на улицах.

     Огоньки у реки, лай собаки во мраке.
     Это знак, что  недолго осталось блуждать,
     Что в какой не бывали бы мы передряги –
     Место есть, где всегда  нас с тобой будут ждать.
     Там и в лютый мороз будет сердцу теплее,
     Там и мысли, как в детстве, чисты и легки…
     Так чего ж ты стоишь? Поспешим поскорее
     На зовущие нас огоньки…


Когда-то в юности стихи писала и Сережина мама, Людмила Коробейникова. Когда читаешь её  искренние, простые и трогательные    строки, понимаешь, откуда у Сергея такая не детская выстроенность, отточенность стихов:

В доме затоплена круглая печка,
     Дым из трубы вылетает колечком…
     В зимнюю стужу, сидя у печки,
     Я вспоминаю о лете и речке…
     Дружно поленья горят и искрятся.
     Что еще нужно для полного счастья?!

И эти стихи, оставшиеся сыну на память, словно концентрированная мудрость, будут раскрываться постепенно, с годами, давая силы для его собственного  настоящего, высокого творчества.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваше мнение очень важно для нас